huglaro (huglaro) wrote,
huglaro
huglaro

Предпоследняя статья

"Отелло" - трагедия об обесцененности женского свидетельства

Поведение Отелло в пьесе выглядит странно. Если вы помните сюжет, то на разоблачение козней Яго, оклеветавшего Дездемону, понадобилась в финале пара минут. Отелло всего-то надо было спросить служанку Эмилию. Это запросто можно было сделать, когда Дездемона была еще жива. Отелло достаточно было рассказать Дездемоне конкретно, в чем ее обвиняют, и выслушать, что она возразит. И затем попросить Эмилию сообщить то, что иначе бы Эмилия сообщила в финале.

Почему же Отелло не делает этого? Он называет Дездемону ангелом и клянется:

Люблю тебя! А если разлюблю,
Вернется хаос.

И все же убивает невинную, хотя распутать клубок, как сказано выше, было делом пары минут. Мало того, имеется сцена, где Отелло как бы тянет рассказать Дездемоне о клевете и попросить ее ответа. Он уже идет к ней, вот-вот - и интрига была бы разушена!

Но, уже идя к Дездемоне, Отелло заранее заявляет, что не поверит ей, а ее клятву будет считать усугублением измены:

Так побожись, сгуби свою же душу!
Иначе бесы побоятся сцапать
Такого ангела. Сгуби вдвойне:
Клянись, что ты честна.

Кажется, ни в какие ворота. Если ты ей по-любому не поверишь, зачем ты ей мозг сношаешь? Когда Дездемона все же клянется, что верна Отелло, он только и может, что возопить: "Уйди, уйди!" (Ой, все!)

Многие толкователи пьесы задавались вопросом, почему Отелло ведет себя так нелепо? Они пытались объяснить убийство Дездемоны различными благородными причинами. Очевидно, это старье: благородный повод для убийства, когда речь не идет о самозащите? Нет, я в курсе, что существовало много возвышенных и прекрасных причин убить женщину. Но сейчас это ветхое тряпье.

Если вдуматься, Отелло не такой мерзкий тип, как полагают те, кто приписывает ему благородные мотивы убийства. Перед нами жертва, но, конечно, не козней Яго, это было бы мелко. Отелло - жертва маскулинной культуры. Он любит по-настоящему, сильно, но система навязывает ему априори нечестные правила игры: ему нельзя выслушать Дездемону. Женское слово ничего не стоит, женщина - сосуд скудельный, и Отелло при всем желании вынужден распутывать козни Яго, не дав слова его жертве. Шекспир автор не только "Отелло", но и "Укрощения строптивой", где с зашкаливающей милотой изображается пытка жены путем лишения пищи, сна, уничтожения ее одежды, содержания взаперти до тех пор, пока она не соглашается по приказу мужа считать солнце луной. Как мужчина может идти к женщине, чтобы в диалоге с ней выяснять истину? Если женщина способна назвать солнце луной? Если женское слово всей культурой превращено в ничто, женское свидетельство обесценено?

Поэтому Отелло сам в шоке, когда его любовь к Дездемоне на миг перебарывает мужскую социализацию и приводит к жене, чтобы говорить с ней. Как бы он вдруг в этом проблеске любви считает ее человеком, чье слово имеет вес, по крайней мере, не меньший, чем слово мужчины - Яго. Яго Отелло слушает, просит у него объяснений и доказательств. Но до такой же степени признать Дездемону человеком Отелло не хватает внутренней свободы. Дойти до Дездемоны он дошел, но поговорить уже не смог, не преодолел, сломался. Дойдя, он теряет спасительный проблеск и начинает переживать разговор с женщиной, как нечто бессмысленное, на что его толкнуло отчаяние, поэтому ведет себя в стиле: я все равно тебя не слушаю, уйди, уйди!

Многие сюжеты не состоялись бы, если бы не полная обесцененость слова даже любимой, боготворимой женщины. Не было бы лермонтовского "Маскарада", не было бы повести Стендаля "Арманс".

Для примера. Очередная интрига, которая развалилась бы, имей героиня голос - "Арманс" Ф.Стендаля. Персонаж виконт Октав невероятно, сурово добродетелен. Это аристократ времен французской Реставрации. И если Отелло - чистосердечный и пылкий человек, Арбенин - порочный пафосный кривляка, то Октав - счетная машина добродетели. Он безумно влюблен в дочь француженки и русского помещика Арманс, не самую красивую девушку, но зато самую нравственную и правдивую. Октав подстраивает ей всякие испытания, которые Арманс проходит на отлично. Октав постоянно воспевает ее порядочность, искренность, отсутствие малейшей фальши.

Октав и Арманс намерены вступить в брак. В это время ненавистник фабрикует письмо, подделав почерк Арманс, и подбрасывает Октаву. В письме якобы Арманс пишет подруге, что Октав - зануда и ей жутко надоел. (Бинго, как по мне!). Октав тут же замыкается в себе, хотя Арманс многократно спрашивает, что случилось. Поразмыслив, Октав все же убивает не Арманс, а себя.

Итак, Октав считает Арманс честнейшим существом на свете. У него в руках письмо, подтверждающее, что Арманс его разлюбила. Живая Арманс рядом, утверждает, что любит его, и выспрашивает, что его огорчает. Прямо-таки напрашивается: "Эй, Арманс, твою почту взломали!" Ну вообще-то любая готовность к диалогу со стороны Октава утерла бы злоумышленнику нос. Но нет, легче покончить с собой, что Октав и делает.

Современность позволяет нам увидеть новые грани культуры. Итак, "Отелло" - трагедия об обесцененности женского свидетельства.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments