huglaro (huglaro) wrote,
huglaro
huglaro

Юрунда

Юрунда
   Стыдно говорить Наташка вместо - натяжка и очепятка вместо - опечатка.
Еще менее остроумно называть Ботнический залив - болтуническим, Адриатическое море - идиотическим.
(с) М.Горький "Жизнь Книма Самгина"


Экстрасенс Тамара Исидорова решила выйти замуж за Максима Сметанина. Накануне Тамара сказала: "Максим, я должна признаться тебе кое в чем. И я пойму, если после этого ты решишь, что мы не можем быть вместе".

Когда Тамара поступила в московский вуз, ей пришлось жить у своего дяди. Дядя Юра был прекрасным человеком, а с виду его легко можно было бы принять за Столыпина или, там, Пуришкевича, если не знать, что они уже умерли.

У дяди был единственный недостаток: он без устали каламбурил. Многие люди в шутку коверкают слова, но дядя Юра делал это беспощадно. Он говорил "антиресно", "энто мне ндравится". Ни разу в жизни не произнес слово "шампанское", а только "шампуньское". Станцию метро "Ботанический сад" Тамарин дядя, разумеется, именовал "Болтуническим садом", а "Домодедовскую" - не иначе как "Бабушкинской" (Домодедовская - дама дедовская - значит, Бабушкинская). Услышав слово "простофиля", он радостно восклицал: "Просто Филя!", слово майонез склонял так: "Где моянез? Ты не видела моюнез?".

Экзамены у дяди Юры были "икзамены" (вероятно, соль - в звукоподражании "ик!"), "телеканал" он признавал лишь в качестве "телеканальи", а племянницу Тамару, между прочим, окрестил Дусей. Почему Дусей, оставалось покрыто завесой тайны.

Тамара умоляла дядю хоть иногда произносить не "порожнее", а просто "пирожное", не "очепятка", а "опечатка", не сообщать "я удушился" вместо "я принял душ" и не называть свои сигареты "курятиной" (пожалуй, последнее было даже забавно, но не в тысячный же раз!). Однако дядя Юра, наверное, уже разучился обычному человеческому языку.

И однажды случилось непоправимое. Когда за завтраком дядя Юра невинно объявил, что вот он и чаёкнулся, Тамара испепелила его взглядом. Полиция сочла гибель дяди несчастным случаем, но племянница всю жизнь терзалась чувством вины при мысли о том, при каких ужасных обстоятельствах впервые проявились ее экстрасенсорные способности.

Кстати, свадьба Тамары и Максима вскоре состоялась. Максим Сметанин не любил каламбуров.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments